Растущий экспорт угля может привести к подорожанию бензина и ДТ на АЗС

Правительство до конца лета отменило курсовые пошлины на экспорт угля. Это может сделать его поставки за границу для отечественных компаний более выгодными на фоне не самой благоприятной мировой ценовой конъюнктуры. Но рост экспорта угля напрямую связан с увеличением его провоза по уже перегруженным железным дорогам (ж/д).

Если уголь потеснит на них топливо, то это сыграет роль спускового механизма для подорожания бензина и дизеля на АЗС, а также создаст угрозу возникновения их локальных дефицитов в некоторых регионах. В среднем, потенциально задержаться с доставкой или оказаться неотправленными могут оказаться до 28 тыс. тонн топлива в сутки. Для сравнения весь Дальний Восток потребляет в день около 17 тыс. тонн топлива.

 

Курсовые пошлины на экспорт угля уже дважды вводились и дважды отменялись. Размер выплат по ним зависит от курса рубля к доллару (чем слабее рубль, тем больше пошлина) и составляет от 4 до 7%. При курсе менее 80 рублей за доллар пошлина становится нулевой. Пока их действие отменено с мая по август этого года.

Как сообщил "РГ" аналитик Freedom Finance Global Владимир Чернов, отмена курсовой пошлины повысит привлекательность экспорта угля, какой бы ни была ценовая конъюнктура. Ведь торгующие углем компании смогут экономить на ее выплате до 7% своего дохода. Основными направлениями экспорта российского угля сейчас стали Китай и страны СНГ, поэтому поставки скорее всего вырастут по тем же самым направлениям.

Отмена экспортных пошлин - давно напрашивающееся решение, с учетом коррекции цен на мировой рынке, считает эксперт по энергетике Кирилл Родионов. Средняя цена на энергетический уголь в австралийском Ньюкасле, ключевом угольном хабе Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), по итогам первых четырех месяцев 2024 года снизилась на 43% в сравнении с аналогичным периодом 2023 года (129 долл. против 227 долл. за тонну). При этом из-за фактора санкций российский уголь торгуется с дисконтом: если до 2022 года средняя цена энергетического угля, отгружаемого в портах Ньюкасл (Австралия) и Восточный (Приморский край) была практически идентичной, то в 2023 года средняя ценовая разница достигла 27%.

Помимо Китая крупнейшими импортерами нашего угля в прошлом году были Индия, Турция, страны АТР и Африки. В страны СНГ в основном уголь отгружался по ж/д, в Китай - по ж/д и через порты Дальнего Востока, до которых доезжал опять же по ж/д. В Турцию, Индию и Африку поставки шли через порты Балтики, Черного и Азовского моря, но до них сырье доставлялось также ж/д транспортом.

В прошлом году Россия отправила на экспорт 212,5 млн тонн угля, в 2024 году планировалось выйти на приблизительно такой же уровень. Но из-за падения цен на мировом рынке и введения с января вводит ввозных пошлин на уголь Китаем (для коксующегося угля и антрацита - 3%, для энергетического - 6%) достижение целевых показателей эксперты стали ставить под сомнение. Уже по итогам первого квартала этого года экспорт угля из России снизился приблизительно на 6-7 млн тонн по сравнению с аналогичным периодом 2023 года. Но тогда поставки угля били рекорды. Если наши экспортеры захотят с мая по август компенсировать хотя бы половину выпавших объемов поставок за границу это потребует около 43-50 тыс. вагонов или, в среднем, 600-700 дополнительных ж/д составов, то есть 5-6 поездов в сутки.

 

Дорога перегружена, значит какие-то поезда придется отменять или задерживать. Если это коснется нефтеналивных грузов, то один состав приблизительно может перевести 4,6 тыс. тонн нефтепродуктов. Наибольшие риски столкнуться с перебоями поставок топлива в этом случае есть у Дальнего Востока, считают эксперты.

Как отмечает аналитик ФГ "Финам" Николай Дудченко, конфликт с перевозками грузов в настоящее время касается преимущественно восточного направления. Еще 1,5 года назад нефтяные компании жаловались на отказы Российских Железных дорог (РЖД) принимать нефтепродукты для перевозки, что вызвало достаточно большой резонанс. В марте текущего года сообщалось, что Минэнерго разрабатывает пути решения проблем с доставкой нефтяных грузов в восточном направлении, однако на текущий момент никакой новой информации по этому вопросу не поступало.

По совам заместителя председателя набсовета ассоциации "Надежный партнер" Дмитрия Гусева, системно у нас сейчас выставлены приоритеты в пользу доставки по ж/д именно бензина и дизельного топлива (ДТ), а не угля. С другой стороны, угольная отрасль обеспечивает огромное количество людей работой и приносит валюту в бюджет государства. В итоге, исходя из текущей логистики, получается, что весь наш восточный полигон (Байкало-Амурская и Транссибирская ж/д магистрали) забиты экспортными товарами. По сути дела, мы ради экспорта жертвуем внутренним рынком.

При росте экспорта угля, существуют риски, что если вагонами просто забьются какие-то переходы, какие-то порты, какие-то станции, то могут возникнуть проблемы с поставками топлива внутри страны, считает Гусев.

Здесь стоит заметить, что официально приоритет провоза нефтепродуктов по ж/д никак не закреплен. Да, их перевели в третью очередь поставок (перевозки грузов на основании отдельных указов, распоряжений, поручений Президента РФ) по железной дороге с шестой (менее важной), для ускорения сроков доставки до потребителя. Да, о необходимости срочного провоза нефтепродуктов для обеспечения внутреннего рынка несколько раз на совещаниях заявлял вице-премьер Александр Новак. Но конкретных распоряжений, законодательно закрепленных, не было.

 

По мнению Чернова, наибольшие риски есть из-за возможных перебоев поставок топлива по восточному полигону - для Республики Саха (Якутии), Забайкальского края и Амурской области. Но эксперт считает, что до этого едва ли дойдет. Дефицит топлива на Дальнем Востоке ведет к подорожанию розничных цен на бензин и дизель. Это является мощнейшим проинфляционным фактором и окажет серьезное давление на множество экономических показателей региона и всей страны. А за этим строго следит ФАС.

Но ж/д пути перегружены не только в восточном направлении, а также в южном и западном. Причем по последнему через нас отправляются на экспорт нефтепродукты из Беларуси. В плюс нефтепродуктам идет то, что экономически их возить выгоднее угля. В минус, что у РЖД есть договорённость с регионами о вывозе в 2024 году угля на экспорт в восточном направлении. К тому же, не помогать угольной отрасли тоже нельзя. Только в моногородах, связанных с угольными предприятиями, проживает 1% населения России. А зарабатывают дополнительные доходы отечественные добывающие сырье компании именно на экспорте своей продукции.

С точки зрения Гусева, для снижения рисков стоит развивать альтернативные маршруты для экспорта угля - по рекам в сторону Северного морского пути (СМП), или задуматься о строительстве ж/д магистралей к северным портам. Кроме того, эксперт считает, что в России есть потенциал для развития углехимии.

Другое дело, что это все проекты не на один год. И если сейчас посмотреть на карту морской навигации в восточной части СМП, то там не будет ни одного судна, поэтому пока уголь везти в северные порты бессмысленно. Либо придется отправлять его по западному маршруту, минимум, в обход всей Европы, а максимум - Африки (с учетом конфликта на Ближнем Востоке) и Азии. Но задуматься об альтернативных маршрутах, несомненно, стоит уже сейчас.

Сергей Тихонов

Автор: https://rg.ru
назад
ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ
Нажимая кнопку «Зарегистрироваться», вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения
ЗАЧЕМ НУЖНА РЕГИСТРАЦИЯ?
Нажимая кнопку «Зарегистрироваться», вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения
ЗАЧЕМ НУЖНА РЕГИСТРАЦИЯ?
Добавление техники

Для добавления техники в первую очередь необходимо связаться с нашим менеджером для согласования деталей процесса добавления информации. Оставьте ваши данные, и мы свяжемся с Вами.